Несостоявшиеся „американцы“ - Мои истоки

Перейти к контенту

Главное меню:

Часть 2

    С первых дней пребывания  в Любеке наших старых знакомых – потенциальных ковбоев Пенсильвании  стали искать знакомства с бывалыми моряками, чтобы у них узнать как добраться до „нового света“. С теми деньгами, которые они ежедневно получали у старосты Мольтке, соваться куда-либо не имело смысла, но надежда их не покидала. Они всячески отнекивались от предложений сестер Майзингер воспользоваться последними шанцами, повенчаться в церкви Любека, чтобы на Волге получить собственный дом, домашний скот и землю.
    В течение последней недели они ежедневно ходили в гавань. Часами просиживали в таверне, ничего не заказывая, кроме пары кружек дешевого пива за пару шиллингов. Кельнеры с недовольством смотрели на них и иногда сквозь зубы выговаривали: „ Сидят здесь, только места занимают“
    Но они не только сидели и занимали места. Они завязывали разговоры с моряками, и главным вопросом был, как уплыть в Америку, в Нью-Йорк. Было много разных советов, но все нереализуемые.
    И вот через несколько таких дней, сидя за пивом, ребята бурно обсуждали свои возможности уплыть. К ним подошел несколько „поддатый“, судя по внешнему виду и по одежде – моряк, а по татуировкам – „морской волк“.
     – Я слышу, молодые люди, вы навострили лыжи в Америку, но у вас нет денег. Не правда ли?
     – Да, это так – ответил Антон.
     – Если вы поставите на стол пинту¹ рома, я вам как в сказке нарисую  ваши возможности. Я плавал во все порты мира. Был в Бразилии в Порту-Алегри, в Нью-Йорке, в Монреале. Мне проще назвать порты, в которых я не бывал. Звать меня по-немецки Рихард Шмидт, по-английски Ричард Смит, а  кличка  моя – „Лев“,   „ Морской лев“.
     – Нам очень приятно с Вами познакомиться! – весело приветствовал его Адам.
     – Гарсон! Подойди к нам! – подозвал кельнера моряк, видя, что парни почти согласны с его предложением.
     – Я вас слушаю. Что прикажете?
  – Дружок, принеси-ка нам пинту барбадосского рома, да смотри, чтобы бутылка была запечатанной, я вашего брата знаю, – приказал „морской лев“.
   – Одна секунда и я здесь, – выпалил кельнер, для которого „лев“ был завсегдатаем и хорошо известен за свой буйный характер.
     – А, почему барбадосский ром, – спросили ребята.
     – Барбадосский, настоящий ром 75%, а другие сорта – это моча.
Через минуту кельнер появился с пинтовой бутылкой, запечатанной сургучом и тремя стаканами из толстого стекла.
     – Принеси-ка дружок и что-нибудь погрызть!
     – Ну что же, друзья, выпьем по глотку за знакомство, а то у меня в горле пересохло.

    Он шустро оббил об край стола сургуч с горлышка бутылки, зубами вытащил пробку и дрожащими руками стал наливать ром в стаканы – себе побольше. Не дожидаясь закуски, выпил, крякнул и рот его расплылся в улыбке.
     – Ну вот, теперь можно перейти к делу.
     – Как вы планировали уплыть в Америку из Любека?
     – Нам сказали, что из Гамбурга и из Копенгагена плавают парусники в Нью-Йорк.
     – Это, ребята, брехня. В северную Америку плавают корабли только из Великобритании – из Ливерпуля и Глазго. Вы можете из Любека доплыть до Гамбурга. В Гамбурге нужно найти агента английского морского торгового флота, с ним заключить договор, заплатить 12% стоимости проезда.  С договором плыть в Ливерпуль или Глазго.
     – Да, кстати, вы знаете, сколько стоит плавание в Америку?
     – Нет, не знаем.
     – Так я вам скажу – это годовая зарплата рабочего средней руки. Путешествие длится 5-6 недель, иногда и значительно дольше. Вы должны с собой взять провиант на это время. Еще вы должны купить постельные принадлежности. Бесплатна только вода для питья и для чая. Умываться и стирать в морской воде.
     – А можно устроиться матросом на корабле на время плавания и этим компенсировать проезд? – спросил Адам.
    – Это исключено. Чтобы стать матросом нужно два-три года упорно тренироваться в лазании по мачтам во время шторма, т.е. стать универсальной обезьяной. Представьте, за несколько секунд забраться на грот-мачту высотой 40 м, которая раскачивается более чем на 20 метров, взад-вперед, проползти по рее до середины, закрепить поднятый парус. Надо чистить гальюн, убирать за пассажирами блевотину… Б-р-р-р…
      – Ох, я уж устал говорить, давайте по глотку.
Выпили. „Лев“ крякнул, вытер тыльной стороной руки губы, взял кусок говядины и как настоящий лев расправился с ним.
     – Теперь можно и дальше поговорить.
     – Существуют три варианта уплыть в Америку.
     – Это, какие? – спросил Адам, заглядывая „Морскому льву“ в рот.
     – Первый: заплатить за проезд перед отплытием или по договоренности после прибытия на место.
      – Ха! Этот вариант нам известен. За него нам не стоило тратиться.
      – Второй: ваши американские родственники в порту заплатят за вас.
      – Ха! Те же яйца, но вид сбоку.
„Лев“, не замечая этих ха, продолжил:
      – Третий вариант: В порту всегда много покупателей, которым нужны молодые, крепкие ребята для работы в хозяйстве ковбоем, землепашцем, рабочим на плантациях и пр. и пр. Он вас покупает, вернее, выкупает, если ему понравитесь. Заключает с вами договор, и вы в течение двух-трех лет его рабы. Попытка к бегству карается жестоко. Если вас не  выкупят, то вы становитесь рабом у судовладельца, который вас в течение нескольких лет не пустит на твердую землю.
      – Тысяча чертей, от разговора с вами у меня в горле пересохло. По глотку юные друзья мои?
                                              Пусть у дьявола в когтях
                                               Корчатся на пытке
                                               Те, кто злобно отвергал
                                               Крепкие напитки! – пропел он хриплым голосом.

      – Есть у вас еще, какие вопросы? Отставной капитан Ричард Смит добрый парень, когда он снова станет капитаном, он бесплатно увезет своих юных друзей в Америку!  Га-га-га!
                                              Но у господа зато
                                               Есть вино в избытке
                                               Для пропивших в кабаках
                                               Все свои пожитки! – продолжил „морской лев“.

Он вылил остатки рома в свой стакан. Выпил, крякнул, опустил голову на вытянутые на столе руки и захрапел.

     Ребята рассчитались с кельнером. Почти все, что они накопили на поездку в Америку, ушло на разговор по душам с капитаном Ричардом Смитом.
     – Знаешь Адам, я  вижу, что с Америкой у нас ничего не выйдет, и я склоняюсь на поездку в Россию, нам все предоставляется бесплатно и если верить обещаниям русского комиссара, что нам будет предоставлено, если мы женимся, жилье и земля.  Чего нам еще надо? Тем более я очень привязался к Марии.
     – Я, Антон, такого же мнения. У меня Маргарита день и ночь не выходит из головы. Давай сейчас же пойдем к ним и договоримся о венчании.
    – Не-е-е, ну не сейчас, я думаю, от нас прет ромом, они еще подумают, что мы алкаши какие. Пойдем завтра.
    – Хорошо! Пойдем сейчас и расскажем Петру и Конраду о нашем разговоре со знающим моряком  о возможностях добраться до Америки. А завтра поговорим с нашими девушками.

     В „общежитии“ собрались вместе: главный зачинщик американской авантюры Петер Ланг с Адамом, Антоном и Конрадом Гердт.
    – В общем, так, Петер, ты как хочешь, а мы с Адамом решили уехать в Россию. Повенчаться с нашими девушками и уехать. Мы хотим спокойной жизни, – выпалил без передышки Антон.
     – Мы сегодня беседовали со знающим человеком, и он нам сказал, что без достаточного количества денег в Америку соваться нечего, – продолжил он.
    – Ну, что же, если вы так решили, то лично я поеду с вами. Ты как на это смотришь, Конрад? Нам, братьям, разлучаться нельзя. Кстати, я недавно познакомился с замечательной девушкой. Она тоже едет на Волгу. Звать ее Анна Катерина.
     – Я с вами, куда вы, туда и я, – ответил Конрад Герд. Мне эта затея с Америкой с самого начала была не по душе.
     – Ну и прекрасно, на душе стало легче. Завтра я скажу о нашем решении Катерине. Она наверняка обрадуется, – закончил разговор Петер.
    – А мы завтра с Адамом обрадуем сестер Майзингер, а послезавтра – в понедельник  26 мая поведем их в церковь на венчание, – с довольной улыбкой на лице поведал Антон.
Конрад как бы между прочим сказал:
      – Идут разговоры, что нас в начале июня отправят в Россию.
      – А, как же венчание? – воскликнул Антон.
      – Нам, идиотам, надо было раньше думать.
      – Не все потеряно, не успеем здесь повенчаться, так повенчаемся в России.
Антон с Адамом разыскали  своих девушек, и каждый своей признался в любви до гроба и, что завтра они приглашают их с ними пойти в церковь на венчание. Радости девчат не было предела.

     – А не можете ли вы нам объяснить, почему это вдруг вы решили с нами повенчаться?  Что случилось?
       – Да ничего не случилось. Просто надоела нам холостяцкая жизнь, и мы хотим приехать в Россию, как солидные женатые мужчины.
     – Что-то не верится нам, что это так, как вы нам это преподносите. Да уж ладно, когда поженимся, тогда выпытаем у вас все. Мы так рады этим известиям. Только успеем ли мы до отплытия повенчаться, в церквях, наверняка, очередь, – выпалила на одном дыхании старшая сестра Мария.
     – Завтра узнаем. Все вчетвером завтра пойдем в одну церковь, в другую, в третью.

    Утром 26 мая обе пары пошли вначале в ближнюю церковь св. Петра. Их поразило это строение. Спросили, где можно узнать насчет венчания. Им указали дверь. Вошли. Спросили.
      – Что вы, молодые люди, у нас на два месяца вперед все забито. Спасибо. До свидания.
Тот же ответ получили в церкви св. Марии. Заходили еще в две маленькие церквушки – тот же ответ.
    – Ну, ничего, девушки, не расстраивайтесь. Фациус в Бюдингене говорил, что в российской гавани, где нас будут высаживать, есть Лютеранская церковь. Немецкий священник (пастор) принимает в обязательном порядке от каждого колониста на библии клятву на верность России и одновременно может повенчать желающих.


________________
¹
Пинта – английская мера объёма  = 568  миллилитра


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню