Обсуждение манифеста - Мои истоки

Перейти к контенту

Главное меню:

Часть 2

     Уже на следующий день в школе деревни Аулендибах собрался десяток  глав семей из деревень Аулендибах и Рорбах.
     Вместе с Иоганном пришел его отец Валентин и его старшая сестра Апполония с мужем Иоганнесом Гейс.
       Горячо обсуждался каждый пункт Манифеста и его приложений.
Руководил этим собранием шульмайстер Яков Зорбергер.
      – Господа, – обратился он к собравшимся, – я буду пункт за пунктом читать манифест и этот канцелярский язык излагать на нашенском, гессенском языке. Согласны?
       – Да, Яков, говори.
    – Первое: колонисты и их наследники получают личную свободу. Это означает, что никакой князь или граф не может вами командовать, а в России почти все крестьяне крепостные т.е. принадлежат своему хозяину. Вопросы? – Нет? Далее. Им предоставляется свобода передвижения,  т. е., право поселиться в любом месте Российской империи и возможность вернуться в любое время обратно на родину. Например, в Германию. Вопросы есть?
      – Нет, пока все ясно, сказал старший Майзингер. По возрасту здесь он был самый старый.

  – Колонисты получают свободу вероисповедания. Это значит, если ты католик, ты католиком и остаешься. Если лютеранин, то и умрешь лютеранином. Причем католики селятся в одних колониях, лютеране в других.
     – Та-а-к, поехали дальше, – произнес Яков, – Колонистам предоставляется беспроцентный кредит сроком на десять лет для строительства дома, приобретения скота и сельхозоборудования. Это означает, что колонист начинает выплачивать кредит только через десять лет.

И в течение последующих трех лет должен кредит погасить.          
    – Но в приложении к манифесту, которое подписал Президент Канцелярии опекунства иностранных граф Григорий Григорьевич Орлов написано, за счет этого кредита заранее будут построены дома, приусадебные помещения, а также по прибытию будут выданы лошади, коровы, сельхозинвентарь.
     – Это здорово! – раздались голоса.
    – Друзья мои, слушайте дальше, очень интересные пункты: а) Колонисты на тридцать лет освобождаются от всяких налогов, отработок, оброков. И следующий: б) колонисты и их потомки  полностью и бессрочно освобождаются от военной службы, – это ли не здорово? Если учесть, что  русские солдаты служат 25 лет, т.е. почти всю жизнь
   – В манифесте еще написано, что канцелярия, которая ведует немецкими колониями подчиняется непосредственно Императрице Екатерине II, – продолжил учитель, – и каждый колонист может пожаловаться ей.
     – Есть какие вопросы? – в ответ молчание.

    –Теперь перейдем к приложениям к манифесту, которые разработал сам граф Орлов. Где и как будут создаваться колонии.
а) Колонии будут основаны по 52 по обоим берегам Волги. В каждой колонии могут проживать в среднем по 100 семей.
б) Будет выделено земли на каждые 100 семей по округу диаметром от 60 до 70 верст.
    – А, сколько это по нашему? – спросил кто-то.
– Мне трудно перевести наши гессенские элле¹ или наши майли² в версты, я целый час сидел за книгами, подсчитывал чему равна верста и десятина. И  подсчитал так, что расстояние от Аулендибаха до Рорбаха 3500 элле, это примерно две версты, от Аулендибаха до Бюдингена 5 верст.
А одна русская десятина равна 4 моргенам.

в) Каждой семье выделить по 30 десятин наследственной земли. Землю при этом нельзя продавать, делить и сдавать в аренду. Земля остается собственностью общины.
    – Постой, Яков, 30 десятин – это сколько же получается моргенов?– спросил Иоганнес Герлах, – это, что же, получается по твоим расчетам 120 моргенов? – такого не может быть.
     – Может, Иоганнес, может, – уверенно сказал Яков, – нам комиссар Фациус сказал, что 30 десятин равно 135 моргенов, ведь в разных местах морген имеет разную величину. Читаю дальше…
г) 30 десятин должны быть следующим образом распределены: 15 десятин пахоты, 5 – выпасы, 5 – леса и 5 десятин – под двор и приусадебный участок.
   – Да, что еще важно. Кто собирается уезжать из Аулендибаха должен заплатить  налоговому инспектору в Бюдингене налог за выезд 5 гульден и десятину с проданного  имущества. А жители Рорбаха это же платят инспектору в Дуделсьхайме, и если у вас нет долгов или чьих-либо претензий – деревенский староста  дает разрешение на выезд, которое вы предъявляете русскому комиссару.
     – Все ли вам ясно?
Еще долго сидели сельчане и обсуждали все за и против. Большинство из них твердо сказали:
     – Уедем.

    – И мы с Евой Бопп тоже уедем – сказал Иоганн.
    – А ты уверен, что родители ее отпустят?– спросил Конрад Гразмик. Оба  брата Гразмики – Яков и Конрад уже твердо решили уехать со своими семьями в Россию.
    – Мы в любом случае уедем, – ответил Иоганн, – а Ева  еще сказала, что попробует уговорить и ее родителей уехать с нами.
      – Я сомневаюсь в этом, у них кроме Евы еще семеро по лавкам, - возразил Конрад.
Все разошлись после полуночи.


__________________
¹ Длина равная в разных местах от 50см, до 100 см
² Расстояние равное примерно 1,5 км


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню