Глава 10. Наши дети. - Книги - Мои истоки и Прощание с прошлым

Перейти к контенту

Главное меню:

Книга вторая. "ПРОЩАНИЕ С ПРОШЛЫМ" > Часть 3. И вечный бой...



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

НАШИ ДЕТИ


               Дети приумножают наши
                      житейские заботы и тревоги,
                  но в то же время, благодаря
                 им, смерть не кажется нам
такой страшной.

                                          Фрэнсис Бэкон


УЧИТСЯ РЕБЁНОК У МУДРОГО ОТЦА С ПЕЛЁНОК


     Я в своих воспоминаниях много пишу о своей работе, которой было посвящено полжизни, которая приносила мне радость и удовлетворение и которая освободила меня от комплекса физической неполноценности.
     Но на первом месте в моей жизни, всё же, была семья и в первую очередь наши дети. Каждую свободную минуту я посвящал им. Я знал, кто, чем дышит (во всяком случае, я так думаю), замечал малейшие изменения в настроениях и поведении и неназойливо пытался выяснить причину этого.
Воспитанием наших детей мы с Людой вместе занимались. И сразу договорились, что при детях каждый из нас во время получения "втыка" не будет заступаться за нашего отпрыска. В заголовке я поставил высказывание замечательного немецкого учёного 15 века Себастьяна Бранта. Полностью оно выглядит так: "Учится ребенок
у мудрого отца с пеленок. Кто думает не так - дурак. Ребёнку и себе он враг!"
     Сразу после рождения нашего старшего сына, я, чем мог, помогал Люде в уходе за ним. В этом деле у нас не было опыта и некому было подсказать. Я отыскал в библиотеке книгу Бенжамина Спока "Ребёнок и уход за ним" [1], бывшую настольной книгой миллионов молодых родителей.
     В середине 60-х годов господствовали две теории. Одна часть воспитателей склонялась к воспитанию детей по методу А.С. Макаренко, когда ребёнка рассматривали исключительно как объект воспитания и подавления. Другие по методу Бенжамина Спока, который был против этого и призывал помогать саморазвитию детей и воспитывать методом поощрения. Но его теория имела свои негативные последствия, ведь при абсолютной свободе развивались не только таланты, но и агрессия и другие негативные стороны характера. По моему мнению, ни тот, ни другой метод не годился.
     Мы из практических соображений остановились на теории и практике наших дедушек и отцов - теории "кнута и пряника" и личного примера. Причём, как говорится, кнут должен был быть большим и висеть на самом видном месте, а пряник должен быть крошечным и запрятан в самом дальнем углу.
Должен откровенно сказать, что ласки от меня дети получали мало. Они ведь мужчины. Этот недостаток восполняла им их любящая мама.
     Все школьные годы троих наших детей проходили под моим неусыпным вниманием. Тетради и дневники проверялись ежедневно, если я не был в командировке. Я дотошно вникал каждый раз в причину, по которой получена та или другая плохая оценка, но это не драматизировал. Старался помочь усвоить непонятный материал по физике, математике, химии. Мы писали дома с ними диктанты. Учил их не зазубривать материал, а понять и найти аналогию в жизни, в природе или в быту.
     На родительские собрания почти всегда ходил я. Мне приятно было, когда хвалили наших детей, а хвалили их почти всегда. Мы с Людой активно принимали участие в жизни школы: начиная от ремонта классных помещений, ремонта электронных приборов и кончая добыванием сладостей для новогодних подарков ученикам класса или школы.
      Я всегда трепетно относился к своим учителям и к учителям наших детей и считал только себя или детей виновными в возникавших иногда с ними разногласиях. У меня до сих пор осталось чувство неоплаченного долга перед перед своими учителями и наставниками наших ребят. Я робел перед ними даже тогда, когда наши дети учились в старших классах. И всегда внушал детям, что учитель всегда прав, хотя иногда это было и не так.
     Уже гораздо позже, когда наши дети были уже взрослыми, я прочитал в журнале "Наука жизнь", что учёные Оксфордского университета в результате наблюдений в течение нескольких десятилетий, установили, что отцы, которые активно занимаются воспитанием своих детей, оказывают положительное воздействие на их успехи в учёбе и, что тесные отношения между отцами и детьми снижают опасность возникновения проблем с психическим здоровьем и умственными способностями детей.

СТАРШИЙ СЫН - ЭДИК
(ПОДПОЛЬНАЯ КЛИЧКА - ЧАПА)

     Как я уже писал, в марте 1971 года мы получили квартиру во втором микрорайоне города Джамбула. Нашей радости не было предела. 28 марта мы всей семьёй торжественно отпраздновали два радостных события: получение квартиры и день рождения Эдика. Ему исполнилось семь лет.
     - Теперь я уже большой и скоро пойду в школу! - гордо заявил он гостям, - научусь хорошо читать и писать.
Читать он по слогам уже умел, а вот с письмом у него были проблемы. По нашей вине. Он был левша, а мы заставляли его держать карандаш или ручку в правой руке. И в школе его учительница тоже заставляла писать правой рукой. В результате правой рукой он до сих пор пишет отвратительно, а левой вообще не может писать.
     И вот, первый звонок. Мы с Людой купили Эдику большой букет цветов и все вместе пошли в школу. Школа №38 находилась недалеко от нашего дома. В школьном дворе полно людей: учителя, родители с детьми. Все разнаряжены. Одним словом, праздник. Много цветов. Шум и гам. Наконец, учителя первых классов разобрали своих учеников и увели в свои классные комнаты. Мы с Людой легко вздохнули и отправились домой.
Через неделю учёбы, Эдик заявил:
     - Я в школу больше не пойду.
     - Почему? - спросил я.
     - Там неинтересно. Буду лучше в садик ходить. Ребятишки с нашего двора говорят, что там много игрушек, и можно целый день играть.
Я долго ему внушал, что в школу ходить надо, что это всегда так - вначале неинтересно, а потом будет о-о-очень, о-о-очень интересно. А еще ему было разрешено брата Вову отводить в садик, когда ходил в первую смену в школу.
Первые четыре учебных года пролетели совсем незаметно. Эдик учился очень легко, без каких-либо принуждений, и получал всегда отличные и хорошие оценки. Каждую четверть я ходил на родительские собрания. Учительница всегда Эдика хвалила. В конце каждого учебного года родители собирали деньги на ремонт классной комнаты, а мы с Людой ещё и активно помогали в ремонте. Я ремонтировал парты, столы и стулья, Люда их красила, белила стены.
     Четвёртый класс Эдик закончил на одни пятёрки.
В 1975 году школу им Крупской сделали элитной школой с англо-язычным уклоном. В неё решено было набирать во вторые и в 5-й классы учеников-отличников из разных школ города. Цель была, чтобы эти ученики уже все предметы изучали на английском языке. Туда ринулись определять своих детей боссы всех мастей и уровней и казахи, и русские.
     Мне с трудом удалось Эдика определить в англоязычный 5-ый класс. В школе был ещё и обычный пятый класс.
Через некоторое время я заметил, что Эдику в школу ходить очень не хочется. В дневнике стали появляться двойки по английскому языку и тройки по другим предметам, хотя я видел, что английские слова он добросовестно зубрил. В первой четверти по английскому языку он получил тройку. С грехом пополам закончилась вторая четверть. В третьей четверти я разыскал учительницу английского языка, чтобы поговорить с ней о проблемах с языком у Эдика.
Учительницей была неуравновешенная, истеричная особа с заоблачными амбициями. Поговорив с ней, я понял, что она не учительница, а просто, обиженная на весь мир, неизвестно за что, женщина, знающая английский язык. Я подумал:
      - Как такая учительница, ненавидящая своих учеников, может учить детей? Плохой учитель, как и плохой врач, может людям принести непоправимый вред.
Я сделал вывод, что на этот раз сыну с учительницей не повезло. И разговор у меня с ней не получился. После этого я с Эдиком поговорил, чтобы он приложил максимум усилий, чтобы закончить 5-й класс в школе им. Крупской, а в шестой он снова пойдёт в свой класс в нашей школе. Он мне пообещал, что будет стараться.
Через неделю, проверяя дневник, обнаружил у него четвёрку по английскому:
     - Ну, молодец, Эдик! Можешь ведь, если сильно захочешь. Так держи!
На следующей неделе пятёрка по английскому, потом ещё пятёрка. Мне стало подозрительно. Я стал внимательно сравнивать двоечные росписи учительницы с пятёрочными и увидел еле заметную разницу. Когда я своими сомнениями поделился с Эдиком, он вынужден был признать, что в качестве нового учителя английского языка выступал узбечонок Шурик (Шавкат) - мастер на все руки, который был на пару лет
старше Эдика и жил в нашем подъезде на пятом этаже.
Эх, Шурик, Шурик! Пропадал в тебе талант! Тебе бы денежки рисовать!
     Осенью 1976 года Эдик пошёл в свой старый шестой класс и опять у него всё пошло хорошо. Он из года в год получал хорошие оценки, был популярен в классе. У него было много хороших товарищей, с которыми он и сейчас уже в течение более 30 лет постоянно поддерживает контакты. А с одним из самых закадычных друзей одноклассником Андреем Горляк почти каждый год встречаются семьями.

      В начале 1980 года я пообещал своим сыновьям, что если они учебный год закончат без троек, я куплю на всех туристические путёвки в Гагры. Эдик учился в девятом классе, а Вова в пятом. Моё обещание было прекрасным стимулом для хороших оценок. Но такого я не ожидал. У Эдика в табеле успеваемости были всего две четвёрки, остальные пятёрки, а у Вовы все пятёрки. На самом же деле путёвки на 24 дня с 10 июля по 4 августа были мною уже куплены.
Чтобы смотреть Олимпийские игры, которые проходили в Москве с 19 июля по 3 августа, мы взяли с собой небольшой переносной телевизор.
Жили мы в частном доме, который снимало турбюро для туристов, впятером - я, Эдик и Вова и ещё двое мужчин из Джамбула. Дом этот сдавала одна грузинка. Все комнаты, кроме той, в которой мы жили, были закрыты на замок. В нашей комнате стояли пять кроватей с постельными принадлежностями. Через две недели после нашего заселения пришла женщина и поменяла нам постельное бельё. Сама хозяйка дома жила в Тбилиси. Мы её за всё время ни разу не видели.
     Вот уж было приволье для моих ребят. Они всё время проводили на море. Купались, загорали. Эдик купил себе ласты и маску и вместе с другими парнями нырял на глубину до шести метров в поисках больших раковин. Вода в тихую погоду была так прозрачна, что на такой глубине на дне можно было увидеть монету. Ему удалось достать несколько больших уникальных раковин. Это не всем удавалось. Правда, после ныряний на такую глубину, у него по несколько дней болели уши от высокого давления.
Пару раз Эдик с Вовой поднимались по тропинкам на километровую высоту Гагрского хребта, начинавшегося почти от самого побережья Чёрного моря.
Я с ними расставался после завтрака в кафе, и чаще всего, в течение дня их не видел. Потом иногда встречался с ними во время обеда, а вечером кушали опять вместе в кафе.
У них была полнейшая свобода!
     Я с ними ездил на экскурсию на озеро Рица. И не преминул ещё раз побывать в этом великолепии горных хребтов, сплошь покрытых дремучими лесами.
В Новоафонскую пещеру и в Сухуми они ездили уже без меня. От неё у них тоже остались в памяти необыкновенные впечатления.

     Декабрь 1980 года. На зимние каникулы 10"Б" классу за "успехи в учёбе и общественной жизни" обком комсомола выделил единственную групповую туристическую путевку на две недели на поезде маршрутом Джамбул - Москва - Батуми и обратно. Радости ребят и девчат, да и самой классной руководительницы Екатерины Михайловны не было предела.
     Об этой путёвке пронюхала классная руководительница 10-го "А" класса Бондарева, жившая в соседнем подъезде нашего дома, и решила порадовать своих учеников. Через своего мужа заведующего отделом горкома КП Казахстана она добилась, чтобы эту путёвку отдали её классу.
За несколько дней до каникул на классном собрании классная руководительница Екатерина Михайловна Козлова вся в слезах сообщила своему классу, что у них путёвку забрали и отдали 10 "А" классу.
     В тот же день после школы ко мне на работу приехали Эдик с Андреем Горляк и рассказали о случившемся.
Я сразу же поехал в обком комсомола. Пробился у секретарши к первому секретарю обкома. Представился председателем родительского комитета школы № 38, хотя был лишь его членом. Рассказал о случившемся и возмущённым тоном объявил:
     - Если эта ошибка сейчас же не будет исправлена, произойдёт огромный скандал.
Первый секретарь, красивая казашка лет 30-ти, приказала своей секретарше вызвать к ней заведующего отделом учащейся и студенческой молодёжи обкома комсомола, в чьём ведении были путёвки.
Тот бочком втиснулся в кабинет и, выслушав грозную тираду на казахском языке, засуетился и быстро затараторил, обращаясь ко мне:
     - Нет, нет, что Вы! У Вас неверные сведения, мы путёвку ещё никому не давали, уверяю Вас, всё будет так, как было первоначально решено.
Вечером сказал Эдику, чтобы их класс настраивался на поездку в Батуми.
По рассказам Эдика, поездка прошла очень здорово. Осталось много впечатлений. Представить только, целых две недели свободы!!!
Первые объяснения в любви! Первые поцелуи! Немного алкоголя.
Сопровождала их Екатерина Михайловна, которая тоже сильно была рада этой поездке. Под шумок она смогла взять с собой и своего сына, который учился классом ниже.

ПОДГОТОВКА К ВСТУПИТЕЛЬНЫМ
ЭКЗАМЕНАМ


     Эдик закончил десятый класс в 1981 году со средней оценкой в аттестате зрелости 4,7 бала. При среднем бале 4,5 и выше, на вступительных экзаменах в любой ВУЗ нужно было сдавать всего два экзамена вместо четырёх, если сдашь их оба не хуже, чем на 9 баллов т.е. один на 5, а другой на 4.
На технические специальности нужно было сдать - математику письменно и физику устно.
     Получить хорошую оценку на выпускных экзаменах, это одно, а на вступительных экзаменах совсем другое - гораздо труднее. В этом вопросе у меня был опыт и поэтому решил с Эдиком позаниматься перед вступительными экзаменами. Эдик хотел поступить в Томский политехнический институт на только что появившуюся в 1981 году специальность - робототехнические системы.
     Я взял в обкоме профсоюза работников связи с 1 июля на 24 дня три путёвки в дом отдыха Манкент. Для себя, для Эдика и для Вовы. Город Манкент находится в Чимкентской области в 170 км от Джамбула.
     В регистратуре дома отдыха я попросил комнату на два или три человека. Мне сказали, что с детьми в дом отдыха не пускают и, что все комнаты не менее чем на 5-6 человек. Мне пришлось пойти к директору и с ним договариваться на какой-нибудь приемлемый вариант. Что мне и удалось с помощью пятидесятирублёвой купюры. Нам дали маленькую комнатку, в которую были с трудом втиснуты две кровати. Дали три комплекта постельных принадлежностей. На кроватях спали мы с Эдиком, а Вова спал на полу в проходе между кроватями. Мы были очень рады и этому.
На следующий день мы позавтракали. После завтрака Вова был свободен. Он быстро познакомился с другими ребятами, которые здесь не должны были быть, а они были, и они всё свое время проводили в парке, на спортплощадке и лазили по окрестностям дома отдыха.
А мы с Эдиком до обеда занимались математикой и физикой. У Эдика был и до сих пор сохранился аналитический склад ума. С ним легко и интересно было заниматься.
     Мы решали задачи по математике, которые предлагались в предыдущие годы на вступительных экзаменах для поступающих на механико-математический факультет Московского государственного университета. Мы поставили планку подготовки на самую высокую отметку.

     На вступительных экзаменах по физике (устно), давалась ещё задача, которую нужно было решить. Если не решишь задачу, то можешь получить максимум тройку. Нас это не устраивало. Мы решали задачи по физике, тоже предназначенные для абитуриентов МГУ.
После обеда мы отдыхали. Я иногда спал или читал художественную литературу. Благо в доме отдыха была неплохая библиотека. Эдику с Вовой до ужина была предоставлена полная свобода.
     Они ходили на водохранилище купаться или ещё куда- нибудь, я их об этом и не спрашивал. Одним словом развлечения они для себя находили.
После ужина Эдик уходил играть в волейбол. Было несколько волейбольных команд. Одна постоянная, состоявшая из парней села, находившегося в полукилометре от дома отдыха. И две, постоянно меняющиеся, команды отдыхающих. Играли на вылет, т.е. проигравшая команда выходила, и её заменяла другая команда. В сельской команде не хватало одного игрока, и они, заметив, что Эдик хорошо играет, пригласили его в свою команду. Дали ему кличку "Левша". Команда с "Левшой" почти постоянно выигрывала.

     Болельщиком этой команды был я один. Я с трибуны, то бишь, со скамейки, громко кричал:
     - Ну, что ж ты-ы-ы, … Левша-а -а, … бе-е-е-й!!!
Члены команды между собой:
     - Левша…давай…мне. Давай,…давай!!!
Особенно азартно я болел, когда перед игрой пропускал стаканчик-другой вина, который здесь же рядом реализовывался на разлив.
Иногда я болел за Вову, который играл в настольный теннис и считался лидером среди своих сверстников. У них был даже свой тренер.
Двадцать четыре дня пролетели незаметно быстро, и мы с хорошими знаниями и настроением вернулись домой, где по нам уже все соскучились. Особенно наша мама Люда, а по Эдику ещё одна прекрасная особа.
     В этот год первый раз в Джамбул приехала выездная приёмная комиссия из Томского политехнического института. Председателем комиссии был доцент геологического факультета Игорь Петрович Логинов. Он был моим ровесником и примерно в то же время, что и я, учился в Томском университете. Мы с ним поговорили, вспомнили общих знакомых профессоров и преподавателей университета. Эдик сдал ему все необходимые документы. Я оставил ему свой номер телефона на всякий случай, а случаев этих позже было много.
     Чтобы исключить коррупцию, принимали экзамены не знакомые друг другу учителя из разных Томских школ. И это было правильно.
Первый экзамен у Эдика был - математика письменно. Я пришёл в школу им. Горького вместе с Эдиком в качестве болельщика, а в случае непредвиденного в качестве помощника. Сидел в коридоре с другими болельщиками и ждал окончания экзаменов. Время на экзамен отводилось 3 часа.
Прошло немногим более часа, выходит Эдик.
     - Ты, что уже всё решил?
     - Думаю, что да! - ответил он. И добавил, я сейчас домой пойду, а ты, что здесь останешься?
     - Да. Меня Игорь Петрович попросил его дождаться.
Примерно через час из экзаменационного класса выбегает Игорь Петрович, озираясь по сторонам, спрашивает:
     - А где Эдик?
     - Эдик сразу же домой пошёл, а что случилось?
     - Да, вот задание одно решить надо бы, - и показывает мне задание, написанное на клочке бумаги. Задание было связано с решением задачи с применением интегралов.
     - Пойдем в учительскую, оттуда позвоним домой, я продиктую ему задание, и он решит.
Через десять минут Эдик по телефону продиктовал решение, Игорь Петрович помчался в класс.
По математике и по физике Эдик получил пятёрки и был зачислен студентом факультета АВТ (автоматика и вычислительная техника) на специальность "Робототехнические системы".
     Через неделю мы проводили его поездом в Томск - студенческий город, туда, где прошли мои первые студенческие годы. На перроне собрались его товарищи и одноклассники. Прощание было несколько тягостным. Я невольно наблюдал за девочкой - одноклассницей, с которой Эдик дружил и видел, как у неё наворачивались слёзы, и она всхлипывала, а когда поезд тронулся, заплакала навзрыд. Я думаю, с Эдиком было то же самое. Это были первые пробы детско-юношеских чувств, которые, как мне кажется, были ещё не столь зрелыми, чтобы обязательно было продолжение. Но дружба осталась.

     Так в 2009 году Эдик с женой Надей, будучи в гостях в Москве у одноклассника и лучшего друга Андрея Горляка, договорились двумя семьями поехать в Санкт-Петербург, чтобы познакомиться с изумительными достопримечательностями северной столицы. Андрей позвонил Жанне - той самой сорокапятилетней "девочке", которая жила в Санкт-Петербурге, и предложил ей встретиться.
Встреча одноклассников спустя четверть века была радостной и весёлой.

     А мне во время проводов Эдика в Томск вспомнились мои вокзалы и поезда в разных городах Советского Союза и наши радостные встречи и гнетущие расставания с Людой в молодые годы, и у нас тоже каждый раз были слёзы на глазах. Да-а, всё в жизни идёт по спирали!

     Годы студенчества - это один из самых ярких и интересных периодов жизни. Первое посещение вуза и знакомство с преподавателями и студентами, а затем - колхоз. "На картошку!!!" - спасём урожай! Зубрёжка и бессонные ночи во время сессии. Обмывка до упада по окончанию сессии, на радостях или с горя. Стрессам нужна нейтрализация!
     Стройотряд. Песни под гитару у ночного костра на окраине деревни. Близкие знакомства и любовные похождения. Всё это остаётся в памяти на всю оставшуюся жизнь.
     "Весна, лето, осень, зима… и снова весна" и тут уже и защита
дипломной работы.
А там и работа в Томском научно-исследовательском институте автоматики и электромеханики (НИИ АЭМ).
А куда без красивой, умной, хозяйственной и любящей жены? Никуда… Женился! А какая семья без детей? Родилась маленькая, красивая, умненькая дочка, очень похожая на маму. А теперь можно жить - поживать и добра наживать.

СРЕДНИЙ СЫН - ВОВА
(ПОДПОЛЬНАЯ КЛИЧКА - БОБ)

     После отъезда Эдика из отчего дома в общежитие Томского политехнического института, всё наше внимание переключилось на нашего второго сына Вову. Антошу я не беру во внимание. Он был ещё маленький. В тот год Вова пошёл в 7 класс. Учился он всегда хорошо. С гуманитарными дисциплинами вообще никаких проблем не было, он неплохо рисовал, особенно дружеские шаржи с остроумными надписями, неплохо писал сочинения, был аккуратным и дисциплинированным. У него уже в детстве выработались свои определённые жизненные принципы: помогать дома по хозяйству, помогать товарищам и знакомым, быть защитником животных, а главное дисциплина и порядок в отношении учёбы. После окончания шестого класса, ему как одному из лучших учеников школы № 38 была выдана путёвка во всесоюзный пионерский лагерь "Артек". Это притом, что на всю область выделялось в год 6-7 путёвок. Об "Артеке" у него остались неизгладимые впечатления.
     Он очень ответственно подходил к своим обязанностям, был усидчив, чего не могу сказать о его старшем брате, которому всё удавалось делать играючи. По математике, физике и по химии мне приходилось время от времени с ним дополнительно заниматься. Это были издержки школьного обучения. У учителей не было времени уделять внимание тем, у кого была хотя бы твёрдая тройка. Их главная задача была, чтобы как можно меньше было двоечников. Несмотря на это, Вова почти всегда был отличником.
     Во время летних каникул, когда я ездил в командировки, я частенько брал его с собой. Он по несколько дней бывал со мной на телецентре в городе Каратау, на горной станции Аксай, на Куюке. Часто брал его с собой в Будёновку. Позже, когда я работал на станции Жума, они вместе с Антошей часто по несколько дней находились у меня на станции.
     В 1985 году его девятый класс был удостоен совершить турне Белоруссия - Прибалтика. Из Москвы они специальным поездом побывали в столицах: Белоруссии - Минске, Литвы - Вильнюса, Латвии - Риги и Эстонии - Талина. Впечатлений, конечно же, очень много,
У него в старших классах было много школьных друзей. Все они, в основном, троечники в успеваемости, а то и откровенные двоечники, но хорошие и местами талантливые ребята. Один отлично рисовал, другой пел и играл на гитаре, третий писал душещипательные стихи о "любви и измене".
В нашем доме был большой сухой подвал, поделённый на отдельные секции. Ключи от подвала были только у нас. В одной из этих секций Вова с товарищами оборудовали "штаб". Я помог им провести туда свет, подключил розетку. Ребята притащили туда старый диван, стол, старую радиолу, магнитофон, гитару. Стены были увешаны фотографиями полуобнажённых красавиц (как же без них?).
     В этом штабе у них в свободное время проводились культурные мероприятия. Алмаз, эрудированный и очень талантливый мальчишка, под аккорды и хриплый голос Владимира Высоцкого "Но что-то кони мне попались привередливые, И дожить не успел, мне допеть не успеть! ...", рисовал портреты и дружеские шаржи на своих товарищей и школьных учителей. Слова песни Высоцкого были вещими и для Алмаза. Он умер, когда ему едва исполнилось 30 лет. Виноваты наркотики и не было у него рядом любящих родителей или близких и верных друзей.
     Здесь же, попросив у Вовы ключ, отсиживались, слушая того же Высоцкого или джазовую музыку, сбежавшие с отдельных уроков, некоторые штабисты. Благо школа была в 100 метрах от "штаба". Эти операции проделывались абсолютно бесшумно с величайшей осторожностью. Они знали, что если я пронюхаю об их злоупотреблениях, то "штаб" будет немедленно ликвидирован, несмотря на мою либеральность. "Штаб" изнутри запирался. У штабистов был свой пароль для впуска.
Здесь же иногда по праздникам проводилась дегустация напитков, сопровождавшаяся жаркими дискуссиями о "талантах и поклонниках" и о том, кто кого уважает. Но это были строго секретные дискуссии.
Иногда я приходил к ним с визитом. Стучал в дверь. За дверью:
     - Пароль?
Мой голос:
     - Проверка!
Проходило несколько минут. Дверь открывалась на столе пара книг.
     - Что нового в штабе?
     - Да вот, занимаемся, скоро контрольная работа.
     - Ну-ну, занимайтесь, я не буду вам мешать.
Главные действующие лица "штаба": Майзингер Вова, Алмаз, Юра Донецких, Сергей Мигачёв, Коля Шаповалов и др.
Портфель одного из штабистов с учебниками для 10 класса, дневником и общими тетрадями валялся в штабе полгода до и год после того, как штабисты по окончанию 10 класса разъехались, кто куда.

     Вова окончил школу со средней оценкой 4,6 бала. Это были очень хорошие успехи. Стали вместе думать, куда поступать учиться. В этот год впервые в Томском политехническом институте появилась на электрофизическом факультете (ЭФФ) перспективная специальность медицинская электронная техника. Мы с Вовой посовещались и решили, что поступать он будет на эту специальность.
     В начале июля мы с ним поехали в Целинное к бабушке с дедушкой, чтобы там в спокойной обстановке готовиться к вступительным экзаменам. Ему, как и Эдику, нужно было сдать математику письменно и физику устно и получить не менее 9 балов.
     Для нас были созданы все условия для занятий. У меня был уже большой учительский опыт и хороший учебный материал. Результаты не заставили себя ждать. К концу занятий я был уверен, что если Вову разбудить и задать вопрос по программе вступительных экзаменов, он в полусне ответит правильно. Всё это благодаря усидчивости и памяти, стоило уйти в сторону от программы, сразу получалась пробуксовка. Вова был от рождения гуманитарием, лириком с интуитивным мышлением, в отличие от Эдика, который был урождённым физиком с аналитическим умом.
     Как и в случае с Эдиком, приехала приёмная комиссия из ТПИ. Председатель комиссии мой старый знакомый Игорь Петрович Логинов, а принимать экзамены должны были старшие преподаватели ТПИ. Лишь по литературе принимала экзамен школьная учительница из Томска.
     Вова благополучно сдал экзамены и был зачислен на выбранную специальность. Конкурс на эту специальность был по институту наивысший - 11 человек на место.
     Первый год был для него ужасным. Навалились на него дисциплины, которые он не любил и не очень понимал: высшая математика, аналитическая геометрия, физика, химия и пр. Не буду писать о некоторых нюансах в учёбе, но как бы там ни было, Вова неплохо окончил институт, а в промежутке ещё успел в течение двух лет отдать Родине воинский долг.
     Последние два студенческих года совпали с чёрными днями Ельцинской революции. В это время его хорошо материально и психологически поддержала нынешняя жена его - Оля Рудницкая.

МЛАДШИЙ СЫН - АНТОН


     В августе 1977 года, как я уже писал, мы с Людой провели наш отпуск в Абхазии.
Вернулись домой полные впечатлений - загорелые, отдохнувшие, счастливые и ещё долго с удовольствием вспоминали наш отдых в "краю магнолий, где плещет море" - в краю чудесных творений господних.
     Через неделю после нашего возвращения из Гагры нам с Людой что-то взгрустнулось. Дети были ещё у дедушки с бабушкой. Мы по ним сильно соскучились. И я осторожненько так, вопросительно сказал Люде:
     - А, что мать, мы еще не старики. Через 7-8 лет наши орлы разлетятся. Почему бы нам, пока есть силы, не подарить нашим сыновьям сестрёнку, а нам опору в жизни на старости?
     - Ты знаешь, об этом я только что думала, но стеснялась тебе первой об этом сказать. Я согласна. А какое имя мы ей дадим?
     - Тоня! Антонина! - выпалил я, сам не зная почему.
     - Почему Тоня? В нашем окружении никогда не было женщины с именем Тоня. А-а-а-а, догадываюсь! У тебя была подруга Тоня, когда ты мотался по командировкам!
     - Ну да, женская логика безошибочна!
     - Шутки в сторону, я проконсультируюсь у одной женщины. Она может точно сказать в какой день, и в какой час нужно заказать мальчика или девочку.
Та женщина - "предсказательница" немножко ошиблась в своих расчётах "с точностью до наоборот", и через девять месяцев на радость нам и нашим сыновьям родился Антон. Вове в это время было почти десять лет.
     Над Антошей мы тряслись всей семьёй и особенно бабушка Лида - моя мама. Когда ему исполнилось пять лет, мы определили его в детский садик. Там он должен был находиться под усиленным контролем, должен был научиться общаться с другими ребятами и готовиться к школе.
     В первый день я повёз его в садик. Он уже по дороге начал хныкать, а когда я отвёл его к воспитательнице, он навзрыд заплакал, и огромные слёзы потекли у него из глаз.
     - Не плачь, Антоша, пойдём, мы посидим с тобой на скамейке, я пока с тобой останусь.
Через час.
     - Ну, что Антоша я поеду? Мне на работу надо, я ведь никого не предупредил, что позже приеду. Через три часа я приеду и заберу тебя домой. В ответ всхлипывания.
     Когда я к обеду приехал в садик, он сидел на том же месте, где я его оставил. Увидев меня, бегом побежал ко мне навстречу:
- Я так долго тебя ждал, - сказал он, обхватив мои ноги.
Вот так ежедневно я месяца два приучал его к этому ненавистному детскому садику, забирая его домой всё позже и позже. И каждый раз он ко времени моего предполагаемого приезда стоял у калитки садика и ждал меня.
На следующий год, когда мы всей семьёй вернулись домой из отпуска, Антоша, которому едва исполнилось шесть лет, заявил:
     - Я в садик больше не пойду.
     - Ну, хорошо, если ты в садик не хочешь идти, тогда пойдёшь в школу. Пойдёшь?!
     - Пойду.
Чтобы его приняли в школу, пришлось подделать копию свидетельства о рождении. Сделать его, вроде невзначай, на год старше. Вот так и начались Антоновы университеты.
Примерно через год Антоша мечтательно сказал:
     - Лучше бы я в садик ходил, там не нужно домашние задания выполнять и не нужно смирно за партой сидеть.
     - Да, дружочек, это верно! Но, к сожалению, поезд уехал, - так же мечтательно произнёс я.

     Учился он легко, но под строгим контролем. Отличником не был, но числился в классе твёрдым хорошистом. И так из года в год.
Его хорошую учёбу и поведение мы старались поощрять. До первого класса у него был маленький двухколёсный велосипед. У него его украли. Я пообещал купить ему подростковый велосипед, если он без троек закончит первый класс. Стимул для хорошей учёбы был. Он этот велосипед получил.
За хорошее окончание седьмого класса, я купил ему первый советский персональный компьютер "Вектор", от которого он был в восторге. Программы для компьютера тогда ещё негде было купить, и я познакомил Антошу с молодым инженером телефонно -телеграфной станции, у которого был такой же компьютер. Он ездил в Москву и там покупал эти программы, записанные на магнитную ленту. Дома размножал их и продавал. Вводились эти программы в компьютер через портативный магнитофон. Было этих компьютеров в Джамбуле с трёхсоттысячным населением пара десятков.
За год до отъезда в Германию, Антон наряду с учёбой в седьмом классе, вместе с нами ходил на курсы немецкого языка, которые вела заведующая кафедрой немецкого языка Джамбульского пединститута.

УЧЁБА В ГЕРМАНИИ


     Сразу по прибытию в Хоххайм я пошёл с Антошей в школу. В городке была объединённая школа, в которой под одной крышей объединены: основная школа - девять лет обучения, учатся будущие рабочие: нерадивые немецкие дети, дети русских переселенцев и дети азиатских мигрантов; реальная школа - одна ступень выше, десять лет обучения и гимназия - 13 лет учёбы, для тех, кто хорошо учится и хочет поступить в высшую школу или в университет.
     Антоша, по моему настоянию, пошёл снова в седьмой класс. Конечная цель была окончить гимназию и, чтобы не отставать от старших братьев, поступить в высшее учебное заведение.
     Для этого нужно было хорошо выучить то, что немецкие сверстники выучили с рождения и то, что они выучили в школе до седьмого класса на своём родном немецком языке. Выучить с нуля английский язык и с нуля ещё один иностранный (французский или испанский). Задача была архисложной.
    Я стал заниматься с ним на немецком языке по математике и физике, вместе учили немецкие термины. Все втроём каждый вечер усиленно учили разговорный немецкий язык. Всё это дало свои результаты. Через пару месяцев он стал лучшим учеником по математике в классе. И одним из лучших в школе (включительно гимназию). Учитель математики предложил ему принять участие в математической олимпиаде нашего района (Main - Taunus Kreis). На этой олимпиаде он занял призовое место и его от района послали на Олимпиаду земли Гессен. Там из большого числа участников занял 17 место. Жаль, что из-за досадного незнания значения слова "Ausschuss" - брак, одно задание он решил неправильно. Тем не менее, мы очень радовались его успехам.
     Благодаря хорошей учёбе, и по моей просьбе Антоша был переведён из основной в реальную школу, а по её окончанию он перевёлся в гимназию, ориентированную на специальности электроника и информатика. Это были его любимые дисциплины.
     В отношении второго иностранного языка мы с Антоном сразу стали добиваться, чтобы ему засчитали русский язык. Но для этого нужно было получить немецкую оценку за русский язык от немецкого преподавателя. Лишь в одной гимназии во Франкфурте на Майне преподавался русский язык. Преподавал немец из ГДР, который сам еле-еле умел говорить по-русски. Но от него зависела оценка, и приходилось Антоше раз в неделю ездить на занятия к этому учителю.
С английским языком было сложнее. Я прекрасно понимал, что без знания английского языка нет никаких перспектив. После окончания девятого класса, мы отправили Антона на месяц с группой франкфуртских школьников в Англию для улучшения знаний английского языка. Но это особых результатов не принесло.

     Антоша очень даже неплохо сдал выпускные экзамены в гимназии и получил аттестат зрелости, который дал ему возможность поступления без экзаменов в любое высшее учебное заведение Германии или Европы.
После экзаменов был призван на 10-ти месячную службу в Бундесвер.
После окончания службы поступил в технический университет на специальность техническая информатика.
     Не могу не похвастаться и не похвалить Антона за то, что он во всех семестрах вовремя сдавал все экзамены. Дипломную работу защитил на "отлично". Средняя оценка всех экзаменов за период обучения занесена в диплом и составляет 1,1 (в Германии 1 - отлично, 5 - неуд), что означает 90% всех экзаменов сданы на отлично и 10% на хорошо. Для сравнения: в бывшем СССР и сейчас в России студент ВУЗа, сдавший 75% экзаменов на отлично и 25% на хорошо за весь период обучения, получает красный диплом, т. е. диплом с отличием.

     После защиты Антоном дипломной работы, я посоветовал ему не торопиться с поиском работы, а улучшить знания английского языка. Мы договорились, что он поедет на три месяца в Лондон в специальную школу на интенсивные курсы английского языка. Успешно закончив курсы, Антон смог при поддержке и посредничестве Fachhochschule Frankfurt am Main поступить для 5-ти месячной стажировки в интернациональный Технический Университет в столице Финляндии гор. Хельсинки, где и в общежитии и в аудиториях общение было только на английском языке. Соответственно, лекции читались и экзамены принимались тоже на английском языке.
     И здесь Антон не ударил лицом в грязь. Сдал экзамены по десяти дисциплинам со средней оценкой 4,3 (в Финляндии 5-ти бальная система, как в России).
Через пару месяцев Антон после собеседования на английском языке был принят на должность инженера в Германский филиал японской фирмы "CANON" , производящей всевозможную электронную аппаратуру, начиная от цифровых фотоаппаратов и видеокамер и кончая громоздкими аппаратами, которые автоматически с CD диска печатают и брошюруют книги.
     В настоящее время Антон, несмотря на молодость, является одним из ведущих инженеров предприятия и по роду своей работы ему приходится довольно часто бывать во многих странах мира: Великобритании, Франции, Голландии, Китае, Японии.
     Уже восемь лет душа в душу живут вместе Антон с женой Мариной, которая работает воспитателем в детском саду.
Во время учёбы в школе, гимназии и в высшей школе, Антон активно занимался спортом в различных спортивных обществах. И по сей день играет в региональной команде города Фридберг в бадминтон. Почти каждое воскресенье его команда принимает участие в соревнованиях, которые проходят в разных городах земли Гессен.
________________________________

[1] Тираж книги во всём мире составлял 60 миллионов экз.

 
Назад к содержимому | Назад к главному меню